Китайский лимонник

limonnik kitaiskii

Китайский лимонник (Schizandra chinensis). Более 80 процентов всех видов лиан, которых насчитывается свыше двух тысяч, произрастает в поясе между тропиками Рака и Козе­рога. На российском Дальнем Востоке, по данным систе­матика-флориста Д. П. Воробьева, встречается 26 ви­дов очень своеобразной жизненной формы растений — деревянистых лиан. Среди них только у нас и больше нигде в мире не произрастает получивший широкую известность целебный лимонник. Впервые нашел и описал этот вид лианы выдающийся русский ботаник Николай Степанович Турчанинов, автор многотомного труда «Байкало-Даурская флора», завершенного в 1856 году. Неизвест­ное тогда научному миру растение скромно значилось среди 170 других новых видов и как-то затерялось на их фоне. Ботаники не обратили на него особого внима­ния, поэтому лимонник впоследствии неоднократно «открывался» вновь и каждый раз получал другое видовое название по системе Линнея. Русский бота­ник академик Ф. И. Рупрехт описал его как «Максимовичия амурская», сам «именинник» К. И. Максимо­вич не возражал против родового названия, но изме­нил видовое на «китайский».

Европейские ботаники, изучавшие флору Японии, вероятно, для того, чтобы не обидеть хозяев, дали лиане свое название — «Сферостемма японская». В конце концов после вниматель­ной ботанической ревизии вид утвердился в мировой систематике растений как «Шизандра хинензис Турча­нинова». Хотя родовое название удачно отражает свое­образие строения мужского цветка лианы, его русский перевод неудобочитаем и труднопроизносим: «Расколототычинник китайский». В отечественной литературе оно не прижилось, растение называют куда проще и понятнее — «Лимонник китайский». Иногда в попу­лярных книгах для пущей «научности» и усиления впечатления на читателя его именуют «шизандрой». Как понимать это название по-русски, обычно не со­общается.

Целебные свойства лимонника долгое время оста­вались неизвестными для научной медицины. В отчетах и дневниках путешественников, лесоустроителей, раз­личных изыскателей лиана упоминалась разве что в качестве некоторой помехи на пути. Кое-кто востор­гался экзотическим видом лимонника, его декоратив­ностью, но не более. Освоившиеся на новых местах русские поселенцы иногда собирали ягоды диковин­ного растения и добавляли их в чай «для аромата». Потом выяснилось, что коренные жители края — на­найцы и удэгейцы сушат ягоды, чтобы в длительный охотничий сезон использовать их для снятия усталости и подкрепления сил. Однако опыт народной медицины не возбуждал интереса. Лишь в 1903 году, завершая ботаническое описание лимонника, В. Л. Комаров высказал определенное мнение о дальневосточной лиа­не: «И как ягодное, и как лекарственное это растение, без сомнения, могло бы занять прочное место и в европейской культуре, где оно пока числится только среди декоративных растений».

Лимоннику действительно нельзя отказать в кра­соте, особенно осенью. Он входит в самую распростра­ненную и типичную группу лиан — вьющихся лиан. Растение избегает сильно затененных сумеречных уссу­рийских дебрей, оно благоденствует в несколько раз­реженных приамурских и приморских лесах, там, где почва хорошо пропускает воду и богата перегноем. Общая площадь распространения лимонника захваты­вает юго-восточную часть Амурской области, весь Приморский край и значительную территорию Хаба­ровского края примерно до параллели, на которой расположено озеро Кизи. Лиана растет на Южном Сахалине и Курильских островах. Отдельные заросли лимонника встречаются за пределами обширной обла­сти, но там лиана мало чем напоминает своих соро­дичей, процветающих на юге. Приземистый кустарник высотой не больше метра плодоносит очень редко, причем в кисти не набирается и десятка ягод. Такое прозябание в общем-то понятно. Лиана не выносит холодной и заболоченной почвы, туго растет на плот­ных и тяжелых почвах.

Спутать лимонник с другими дальневосточными растениями невозможно в любое время года, но особенно летом и осенью. Внешность у него запоминающаяся: вокруг ствола какого-нибудь дерева змеей вьется побег с шелушащейся буровато-коричневой корой, на красных черешках расположены небольшие эллиптические либо яйцевидные листья, из пазух кото­рых свисают цилиндрические кисти оранжево-красных ягод. Впрочем, совсем не обязательно руководствовать­ся при распознании вида лианы этими ботаническими тонкостями. Отщипните кусочек коры или сорвите листочек и потрите его между пальцами. Вы почув­ствуете приятный запах экзотического цитруса, запах лимона. Ошибки нет — это лимонник китайский. Неда­ром в определителе растений, составленном Д. П. Во­робьевым, ключевой признак лианы охарактеризован так, что двойное толкование исключено: «Все расте­ние со специфическим лимонным запахом». Другого «лимонного» растения на Дальнем Востоке нет. Сложный, можно сказать, противоречивый вкус имеют ягоды лианы. Зрелый плод и кислит, и сластит, и горечью отдает, и язык пощипывает. Иные дегуста­торы уверяют, что одновременно ощущают даже вкус соли, обыкновенной поваренной соли. Честно говоря, нам ее не удалось распознать, но не будем спорить. Согласимся, что во всяком случае ягоды лимонника — не «сахар» и не «малина». От них не испытаешь особого удовольствия, если в лесу, соблазненный их аппетитным видом, сорвешь кисть и целиком отправишь ее в рот. Ваши глаза тут же сузятся, по скулам про­бежит легкая судорога, и вы не удержитесь от подо­бающего комментария типа «Бр-р-р, ух, ты!»

Заключенные в ягоде одно-два семени — «косточки» по форме напоминают миниатюрные почки млекопитаю­щих. Они покрыты плотной светло-коричневой «скор­лупой», как-будто из целлулоида. Вкус дву­дольного семени заставляет вспомнить аптеку или больничную палату, причем некоторое время во рту ощущается легкое жжение. Едва не половина семян обычно бывает пустыми. По определению специалис­тов, лимонник относится к «туговсхожим» растениям. Если из ста семян хотя бы сорок прорастет, то это считается вполне удовлетворительной всхожестью. Интересно, что семена прорастают на поверхности почвы, на свету, так как проросток выносит семядоли наружу подобно тому, как мы это наблюдаем у гороха. Вначале прямой побег тянется вверх на высоту 20-30 сантиметров, пока не наткнется на какое-нибудь пре­пятствие, которое может послужить опорой. Такой опорой в лесу бывает дерево или крупный кустарник. При встрече с ним побег начинает расти дальше по принципу винта. Большинство вьющихся лиан обви­вает дерево-опору по направлению против часовой стрелки, но вот лимонник кружит наоборот, по ходу часовой стрелки, «по солнцу». Почему это так полу­чается, ботаники-теоретики спорят до сих пор. Выгода кругового движения побега лианы представляется яс­ной, так как оно позволяет растению увеличить веро­ятность нахождения опоры и способствует надежному и в биологическом отношении удобному расположению на ней. Самостоятельно, не опираясь на что-либо, лимонник может подняться вверх самое большее на 50-60 сантиметров. Если опоры не находится, то побег кренится в сторону, полегает. Лиана вступает в так называемую «поисковую фазу». Она продолжает расти, и как только на пути возникает вертикальное препятствие, побег изменяет характер роста, идет по спирали, ввинчивается по опоре вверх, к солнцу.

Древесина у лимонника прочная, гибкая, неломаю­щаяся. Одновременно с ростом надземной части про­исходит  усиленное   разрастание  корневой  системы, причем не столько вглубь, сколько вширь. Длина может превысить 10 метров, а из почек, расположенных на придаточных корнях, пробиваются вверх дочерние побеги. Не одному, так другому будет сопутствовать удача — надземная опора, по которой лиана способна взобраться на высоту пятиэтажного дома. Нижние части лимонника одревеснивают, обеспечивая надеж­ность крепления, а верхние, тонкие и гибкие, продол­жают кругообразные движения. Иногда лиана стано­вится роковой помехой для молодого дерева. Она вре­зается в кору и, как тиски, сжимает ствол. В много­численных узлах стеблей закладывается по три почки, обычно из средней, самой крупной, на следующий год вырастает цветоносный побег. Остальные две почки остаются в резерве, на тот случай, если главная ока­жется поврежденной. Блестящие на солнце, ярко-зе­леные листья полностью разворачиваются в середине мая. Осенью, перед листопадом, они сначала желтеют, а потом буреют.

Долгое время ботаники считали, что лимонник имеет два «дома»: на одном растении развиваются плодущие женские цветки, а на другом — только мужские. Затем выяснилось, что встречаются экземпля­ры и с теми, и с другими цветками. Они развиваются из пазух почечных чешуи обычно по нескольку штук. Венчик небольшой, около двух сантиметров в диаметре, шесть-девять толстых лепестков окрашены в белый или кремовый цвет, они имеют восковой вид. После попадания с помощью насекомых пыльцы на много­численные рыльца пестика в цветке происходят слож­ные преобразования, в результате которых получается довольно длинная кисть с 12-20 и даже 40 ягодами разных размеров.
Всходы лимонника растут быстрее под пологом разреженного леса,  чем на открытых местах. В первый год для успешного роста побега требуется «легкая полутень». Лиана предпочитает ее потому, что в таких местах больше вероятности найти древесную опору, легче «зацепиться».

Первые научные данные о лекарственных свойствах лимонника были получены крупным советским фарма­кологом заслуженным деятелем науки РСФСР про­фессором Д. М. Российским в 1939-1940 годах. По своему действию на организм человека лимонник на­поминал своего знаменитого земляка — женьшеня. Пробные настойки и таблетки, приготовленные из се­мян лианы, как сообщил профессор, «повышали умственную и физическую работоспособность, сни­жали сонливость, вызывали бодрость и жизнерадост­ное настроение». В 1941 году в трудах Горно-таежной станции Дальневосточного филиала Академии наук СССР была напечатана обстоятельная работа Д. А. Ба­ландина «Лимонник» с подзаголовком «Опыт моно­графии». Исследователь привел достаточно убедитель­ные доказательства того, что лекарственные свойства эндемичной лианы не подлежат сомнению. Несмотря на тяжелые военные годы, изучение лимонника было продолжено, и уже в 1943 году преподаватель Хабаров­ского медицинского института К. В. Драке завершила серию фармакологических экспериментов и защитила диссертацию «К фармакологии китайского лимонника». В полный голос о нем в медицинских кругах заговорили в начале 50-х годов, когда во Владивостоке опубли­ковали статью Д. А. Баландина «Схизандрин — новое стимулирующее средство из плодов лимонника». Ин­формация о «новоявленном» лекарственном растении появилась в газетах, о нем стали писать научно-по­пулярные журналы. Вскоре лесохозяйственные учреж­дения Хабаровского и Приморского краев были завалены тысячами писем с просьбой выслать черенки или семена заменителя женьшеня.

Популярный лимонник стали культивировать во многих областях страны. По­пытки вырастить целебное растение путем посадки деревянистых черенков окончились неудачей, хотя их высаживали с «глазками» — почками. Но вот черенки, взятые от молодых зеленых побегов, благополучно укоренялись и давали побеги. Медленно, но верно рас­пространялся лимонник на, казалось бы, чуждых ему землях с помощью семян. Под Ленинградом в открытом грунте он заплодоносил на пятом году жизни. Эффек­тивнее приживались и росли саженцы из прикорневой поросли. Они начинали давать урожай ягод на третий-четвертый год, но транспортировать материал в отдаленные районы было куда хлопотнее, чем семена.

При культивировании лимонника семенами надеж­ный результат получался тогда, когда их предвари­тельно выдерживали и проращивали в помещении. С этой целью семена заливали водой, пустые, которые всплывали на поверхность, тут же выбраковывали. Затем воду сливали, семена заворачивали в тряпицу, обкладывали влажным мхом или засыпали песком. В течение месяца их держали при комнатной темпера­туре в ящике, изредка поливали. Затем ящик помещали в подполье, где температура воздуха держалась в пре­делах 3-7 градусов выше нуля. В марте, когда начинали наклевываться семена, их перемещали в другой ящик, заполненный хорошо удобренной землей, и выставляли на рассеянный солнечный свет. Когда проростки достигали 4-5 сантиметров, их высаживали в открытый грунт. Поскольку всходы лимонника не любят открытого солнца, их затеняли деревянными щитами. В первый год побеги достигали 10—15 санти­метров. В следующую весну лимонник пересаживали на постоянное место возле каких-либо опор.

Лимонник, как утверждают специалисты, способ­ствует здоровью, помогает организму работать, как сказали бы космонавты, в оптимальном режиме. Из десятков и сотен аттестаций растения ограничимся одной, которая принадлежит известному фармакогносту профессору Антонине Даниловне Туровой. «Ли­монник оказывает на здоровых людей, но переутом­ленных физическим и умственным трудом, стимулирую­щее и тонизирующее действие, — пишет Турова, — понижает чувство утомления, сонливости и повышает работоспособность, предупреждает наступление чувства усталости». Под влиянием 2—5 граммов ягод люди отмечают «улучшение общего самочувствия, при­лив бодрости, силы, повышение двигательной актив­ности и работоспособности». Кому не захочется после напряженной работы быстро снять усталость, вновь почувствовать прилив сил и бодрости, не прибегая к черному (зеленому) кофе или крепчайшему чаю? Достаточно съесть одну «кисточку» целебных ягод или выпить кружку разбавленного водой сока из ягод дальневос­точной лианы, чтобы почувствовать благотворность действия. При этом побочных явлений у человека не возникает. Впрочем, все хорошо в меру. В этом смыс­ле и лимонник не исключение.